ОН БЫЛ СОЛДАТОМ

11

Великая Отечественная война часто напоминает о себе туапсинцам. Чтобы встретиться с ней лицом к лицу, зачастую не надо далеко ходить. В наших краях, густо политых кровью защитников Туапсе, следы былых сражений встречаются повсюду. Вот и недавно председателю Туапсинского районного совета ветеранов Владимиру Фёдоровичу Никитенкову позвонили из Терзияна.
– Приезжайте, у нас в хуторе нашли останки бойца Красной Армии, – сообщила председатель ТОС Елена Пойразян.

Понятно, что такая новость не могла остаться без внимания. В Терзиян отправился заместитель председателя районной ветеранской организации, известный в нашем районе поисковик Геннадий Георгиевич Руденко.
В далёком хуторе его уже ждали. Оказалось, что неожиданную находку обнаружил на своём земельном участке местный житель, депутат Совета поселения Эдуард Эскандерович Терзиян. Этой весной он решил построить септик на месте старого сарая. Убрал остатки строения и начал копать. Штыковая лопата шла вглубь тяжело. Мешали камни, земля вокруг была слежавшейся, словно её утрамбовали.
Словом, дело не пошло. Пришлось нанимать технику. Но как только ковш трактора раз-второй зачерпнул грунт, из глубины показались пожелтевшие от времени кости.
– Я сначала подумал, что попал на место захоронения крупного домашнего животного, – вспоминает Эдуард Терзиян. – Но вскоре понял, что ошибся. Нижняя челюсть, позвоночник, рёбра — всё указывало на то, что это останки человека. И тогда я припомнил, как моя бабушка Элмас Месроповна Терзиян рассказывала о том, что ещё одна наша родственница — Элмас Кеворковна Терзиян хоронила в хуторе безымянного красноармейца. Со временем обе умерли, и место захоронения уже точно никто не мог указать.
Было это осенью 1942 года. Фашисты наступали, каждый день на село градом сыпались вражеские бомбы. Немецкие самолёты заходили со стороны хутора Котловина, шли низко, прицельно сбрасывая свой смертоносный груз. В населённом пункте уцелевших домов почти не осталось.
Пытаясь спастись, терзиянцы уходили в лес, в горы, через перевал в сторону Сочи. Не всем повезло. До сих пор в окрестностях хутора сохранились могилы погибших земляков.
В октябре фашисты предприняли очередную попытку прорвать советскую оборону в районе Терзияна. К тому времени хутор уже опустел. Именно тогда здесь и произошли трагические события, связанные с неизвестным красноармейцем. Откуда он пришёл в селение — неизвестно. Вокруг хутора на склонах гор оборону держали разные воинские части: на Каратянском хребте огромные потери убитыми и ранеными несла 408-я армянская дивизия, за Пшишом намертво вгрызлась в каменистую землю 40-я стрелковая, раз за разом вражеские атаки отбивала 383-я стрелковая дивизия.
К декабрю 1942 года фронт стабилизировался, а затем начал потихоньку откатываться к северу. Налёты вражеской авиации на Туапсе ещё продолжались, но было понятно, что оборона города выстояла.
В Терзиян стали возвращаться мирные жители. Тогда женщины и нашли в одном из сараев тело убитого красноармейца. В жизни он был высокий, совсем молодой. По всему видать — симпатичный. Такому жить да жить, любить, растить детей. Но слишком рано точку в истории его жизни поставила война.
Может быть, он пришёл в село, уже будучи тяжело раненным, и умер от потери крови. А может, был в разведке, попал на вражеский передовой отряд, был схвачен и застрелен выстрелом в голову, на что, кстати, косвенно указывает раздробленный череп.
Не сохранилось ни имени бойца, ни фамилии. Но время не смогло стереть его звание, выше которого нет на свете. Он был Солдатом, защитником Родины. И таким навсегда вошёл в нашу историю.

Как рассказал В.Ф. Никитенков, останки неизвестного красноармейца будут перезахоронены в следующем году в преддверии юбилея Великой Победы.

Лидия НИКОЛАЕВА