«12-й» остаётся на связи

355
6 сентября в Краснодаре вручили награды героям специальной военной операции. 34 кубанца получили ордена и медали за выполнение боевых задач в Луганской и Донецкой народных республиках. Среди награждённых – атаман Туапсинского районного казачьего общества войсковой старшина М.А. Саморуков.

Угледар, Новотроицкое, Константиновка, Марьинка… Названия этих и других донбасских, близких к ним территориально, населённых пунктов ещё пару месяцев не сходили со страниц телеграм-каналов и телевизионного эфира. 

Мы все с огромным волнением следили за боевыми действиями союзных войск, освобождающими земли Донецкой и Луганской Народных Республик.

Для атамана Туапсинского районного казачьего общества Михаила Анатольевича Саморукова каждый из этих населённых пунктов – страница освободительных боёв, с которыми он прошёл в качестве начальника штаба вместе с отрядом «Барс», состоящим из кубанских добровольцев-казаков. Они отозвались на призыв о помощи, свято веря в правоту русских людей Донбасса, не пожелавших отречься от своего языка, культуры, истории.

30 апреля отряд казаков, получив обмундирование и вооружение, пересёк государственную границу и занял указанные ему позиции на территории ДНР. М.А. Саморукова, в прошлом майора спецназа, командование назначило начальником штаба. Это означало, что под его руководством почти 400 человек, за действия и материально-техническое  обеспечение которых он в ответе. 

Тема Украины и гражданской войны на Донбассе давно находилась в центре политических новостей, вызывая среди россиян бурные дебаты: как быть, чтобы положить конец смертям мирных людей. Тем не менее новость о специальной военной операции, которую начала Россия в поддержку ЛДНР, для многих, если не для  большинства, стала неожиданной.

– Для меня это был сигнал, что надо собираться и идти на помощь нашим войскам, – рассказывает М.А. Саморуков. – Я кадровый военный, меня государство готовило к тому, чтобы стать на его защиту. Я прошёл через «горячие» точки, получил боевой опыт в Чечне и других локальных конфликтах. Это как раз тот опыт, который не дают военному ни одни учения. Пока ещё здоровье есть – пора в поход. Единственное препятствие – возраст, не позволял заключить контракт. Тогда я вызвался добровольцем. 

Весна в этом году на юге выдалась холодной: дожди, ветра, местами снег. Казалось, тепло не придёт уже никогда. В полях, под  Угледаром и Новотроицком, было ещё холоднее. И это при том, что костры на местности солдатам  жечь нельзя, дабы не «засветить» перед врагом позиции. Вот так километр за километром под моросящим дождём и  порывами злого ветра шли вперёд наши отряды, освобождая свободолюбивую землю Донбасса. 

Был случай, когда самого Саморукова казаки чуть было не похоронили. Он  как раз с подразделением был на «передке», и в это время прервалась связь с отрядом. А день выдался очень неспокойным. Националисты раз за разом пытались накрыть миномётным огнём  наш передовой рубеж, и, видя, как плотно ложатся мины, казаки решили, что «12-й» – такой позывной себе взял Саморуков, – на связь не выйдет уже никогда. Какой же была их радость, когда  после того, как наши миномётчики ответным огнём накрыли позиции врага, начштаба вернулся в расположение штаба. Живой и невредимый. 

– Ну ты везунчик, – похлопывали по плечу Михаила Анатольевича боевые товарищи. – Бог тебя бережёт. Сто лет тебе жизни. 

– К миномётным обстрелам, нашим атакам, засадам противника (наверное, оттого, что морально изначально готовишься) быстро привыкаешь, – вспоминает Михаил Саморуков. – А вот ответственность, которая лежит на тебе – к ней привыкнуть тяжелее. Бывало, ночь уже, можно поспать, а не получается. В голове мысли: какие боеприпасы есть, а каких не хватает согласно плану наступательных действий, как обеспечить связь, кого куда из  казаков на какие позиции поставить… И так перебираешь в мыслях имена-отчества почти до утра. Хотя там, в боевых условиях, у каждого свой позывной, но для меня они всё равно оставались если старше возрастом, то – Саныч, Иваныч, Семёныч, а если моложе – Саня, Ваня, Сеня.

Как начальник штаба я должен был знать каждого из них, учитывать военную и физическую подготовку, моральные качества. Правду говорят, что война обнажает характеры. Боевые условия как лакмусовая бумажка показывают, кто перед тобой. С виду посмотришь – рядовой казак, немолодой, пенсионер или близко к этому, скромный, даже застенчивый человек. А в бою – красавец: и мужество, и стойкость, и находчивость – всё при нём. В нашем отряде кроме меня были ещё туапсинцы, и другой раз даже гордость брала, видя, какие могучие люди рядом с нами живут. 

Пески, Авдеевка, Озеряновка…В новостях о специальной войсковой операции  на первом месте всё ещё названия донецких населённых пунктов. Всё ещё донецких, но других, новых. Не быстро, как бы того хотелось, но союзные силы выполняют задачу по демилитаризации и денацификации Украины. Русские своих не бросают.

Вера СЕРГЕЕВА