И НА 102-М ГОДУ ВЕРИТЬ В ЛУЧШЕЕ

0

Утро ветерана Великой Отечественной Иосифа Михайловича Глыбовского начинается каждый раз с прогулки. Высокий и, как в былые годы, прямой, он спускается с четвёртого этажа во двор многоэтажки, неспешно прохаживаясь, дышит свежим воздухом. Этой привычке Иосиф Михайлович не изменяет.

Ещё пару лет назад компанию седовласому фронтовику всегда составлял сосед, тоже ветеран Владимир Дмитриевич Полонов (о нём мы рассказывали нашим читателям в газете от 11 июля). Жизнь свела их в одном доме, и, благодаря такому соседству, оба частенько проводили время за разговорами о пережитой войне. Подчас воспоминания затрагивали события, взгляды на которые у мужчин диаметрально расходились, и тогда во дворе закипал жаркий спор.
К сожалению, в последнее время Владимир Дмитриевич болеет, и на свои прогулки Иосиф Михайлович выходит один. В такие часы ему есть о чём размышлять. Он прожил долгую и неординарную жизнь. В этом году фронтовику исполнился 101 год. Глыбоский пережил ужас фашистских лагерей, был на волосок от смерти, мужественно вынес все испытания и не сломался. После войны достойно трудился в сфере строительства, заслужив уважение и благодарность туапсинцев.
Несмотря на превратности судьбы, он остаётся жизнелюбом. Трудности закалили его, сделали сильнее и помогли поверить в высшую справедливость.

Родом герой нашего рассказа из Белоруссии. Детство и юность Иосифа прошли в селе Новое Красное Речицкого района Гомельской области. Будучи способным учеником, он хорошо учился в школе. Юноша мечтал о мирной профессии учителя и пошёл по этой стезе. В 19 лет начал преподавать физику и математику в школе. В 1938 году его призвали на срочную службу, присвоили звание лейтенанта и направили в пехотную часть в районе города Великие Луки.
1 мая 1941 года Иосиф Глыбовский был участником военного парада на Красной площади. Но вскоре в его жизнь, как и в жизнь миллионов советских людей, ворвалась война.
Служба подходила к концу. 22 июня 1941 года Иосиф вместе с сослуживцами был в командировке, после которой надеялся отправиться домой. Но в пути узнал, что войска гитлеровской Германии без объявления войны перешли границу Советского Союза. В первый же день бомбардировке подверглись многие города, в том числе Минск и Гомель.
В короткие сроки фашисты заняли значительные территории. Во вражеской оккупации оказалась семья Иосифа: его родители, сёстры и племянники. Беда коснулась каждой советской семьи. Пришла она и в дом Глыбовских. Предатель выдал немцам, что муж одной из сестёр Иосифа — военврач Красной Армии, за что сестру фашисты казнили, оставив сиротами двух её малолетних дочерей.
Но это потом, а тогда, в первые часы и дни войны Иосиф ничего не знал о судьбе своих близких. Он вместе с сослуживцами с трудом разыскал свой полк, поднятый по тревоге, и отправился на фронт на территории Латвии.

Пользуясь моментом внезапности и ошибками советского командования, в начале войны фашисты стремительно продвигались вперёд. К августу часть, в которой служил Глыбовский, отступила и защищала подступы к Пскову. Но перевес в силе был на стороне врага. Сразу несколько советских дивизий попали в окружение. В фашистском плену оказалось 70 тысяч красноармейцев. Среди них и Глыбовский.
Говоря о том периоде, Иосиф Михайлович вспоминает, как чудом остался жив. Как их гнали, словно скот, как отправили в Гамбург в лагерь для военнопленных. Там он заболел тифом. Больных немцы не лечили, пристреливали. Но его эта участь миновала. Смотрители решили, что жалко тратить патрон на такого доходягу — сам помрёт, но Глыбовский выжил.
Время от времени военнопленных направляли для работы к бауэру. Так называли зажиточных немцев, у которых пленные и угнанные в Германию работали на полях, на строительстве.
С волнением и надеждой солдаты узнавали и передавали друг другу новости с фронта. Вести приходили с новым пополнением. Так Иосиф узнал, что Москва выстояла, а потом был перелом в войне под Сталинградом, освобождение Украины и его родной Белоруссии.
Красная Армия решительно двигалась вперёд, восстановила границы Советского Союза и начала победоносное шествие по Европе.

Ранней весной 1945 года Иосиф работал на заготовке дров для монастыря Хайлигенкройц близ австрийского Бадена. В один из дней военнопленных спешно собрали для отправки на запад. И в тот момент начался налёт советской авиации. Воспользовавшись паникой в рядах конвоиров, Глыбовскому удалось бежать в группе из шести человек. С большим риском для жизни они пересекли линию фронта и вышли к нашим.
Рядовых в особом отделе допросили и тут же зачислили в личный состав части. А офицеров, в том числе и Глыбовского, отправили в так называемый «фильтрационный» лагерь. Это была обычная процедура, ведь под видом военнопленных в ряды Красной Армии пытались внедриться многочисленные диверсанты и шпионы.
Иосиф Михайлович успешно прошёл все проверки, его восстановили в звании, вернули погоны. Но война с фашистской Германией к тому времени закончилась, и Глыбовского зачислили в одну их частей, направлявшихся на войну с милитаристской Японией.

Известие о разгроме Квантунской армии в Манчжурии пришло, когда Глыбовский был ещё в пути, а потому повоевать ему больше не пришлось. Его часть поставили на охрану японских военнопленных, заготавливавших в тайге древесину на нужды советской промышленности.
Будучи на службе, Иосиф закончил бухгалтерские курсы. Тогда же познакомился со своей будущей женой. Антонина Огороднова приехала с Алтая в Комсосмольск-на-Амуре к родне в гости и планировала трудоустроиться. А получилось, на встречу со своей судьбой — лейтенантом Глыбовским.
В ноябре 1948 года молодые поженились. В 1949 году у Иосифа Михайловича и Антонины Николаевны родился сын Сергей, в 1954-м — дочь Лида.
После демобилизации главы семейства супруги остались жить на Дальнем Востоке. Иосифа Михайловича приняли бухгалтером на строительство железной дороги.
Нельзя сказать, что жизнь Глыбовского была безоблачной. Несмотря на полную его реабилитацию, тот факт, что в годы войны он попал во вражеский плен, всё время сказывался на его отношениях с людьми. Время было такое. Глыбовскому не доверяли, и это сильно угнетало Иосифа Михайловича.
И потому в 1955 году он с семьёй решился на переезд в Туапсе, куда раньше уехали и теперь звали их добрые друзья Лесковы.

Туапсе Иосифу Михайловичу понравился. Несмотря на следы бомбёжек и пожарищ, город утопал в зелени, люди были открытыми и приветливыми. Собрав все сбережения, супруги смогли купить небольшой домик на улице Горной. Потом поменяли место жительства на Ленинградскую.
Трудился Иосиф Михайлович в знаменитом «Тресте-2», коллективом которого возведена большая часть зданий в Туапсе и здравниц по побережью от Геленджика до Сочи. Глыбовский – почётный строитель «ГлавСочиСпецСтроя», а жил с семьёй почти 30 лет в доме, который и домом-то было трудно назвать. Так — хибара. Только после того, как её снесли, семье дали благоустроенную квартиру в новостройке.
— Интересная жизнь сейчас настала, — размышляет ветеран. — Всё есть, что человеку надо. Хочешь езжай, хочешь лети, куда тебе надо. А то и просто — набери номер телефона и повидайся со своими близкими. Но нет в этой жизни того, что было в Советском Союзе. Нет той уверенности в завтрашнем дне и в своих силах, что была у моих современников. Эта вера нам помогла фашиста разбить и в короткие сроки возродить страну. Надеюсь, что со временем лучшее вернётся. А я ещё поживу и посмотрю, как всё будет.

Лидия НИКОЛАЕВА