ПОБЕДИВШИЙ АТОМ

9

Завтра траурная дата — годовщина аварии на Чернобыльской атомной электростанции.
В этой связи по всей России пройдут памятные мероприятия.
Спустя 33 года мы вглядываемся
в прошлое, вспоминаем имена героев, говорим
о страшной трагедии Чернобыля, чтобы впредь она никогда не повторилась.

В апреле 2011 года во всём мире широко отмечалось 25-летие катастрофы на ЧАЭС. На Украине к юбилейной дате учредили знак «Чорнобиль 25 рокiв». Одним из немногих, а может быть, даже единственным жителем Краснодарского края, кто удостоился этой награды, стал наш земляк из посёлка Горного, кавалер ордена Мужества Александр Меркурьевич Дворников.

Сейчас он говорит о чувстве гордости, которое он испытал оттого, что украинские побратимы не забыли самоотверженность и отвагу ликвидаторов самой крупной техногенной катастрофы, что из сотен и тысяч имён вспомнили скромного работягу Сашку Дворникова, водившего и расставлявшего наряды на места работы в подвале третьего реактора.

И с большой горечью Александр Меркурьевич вспоминает о событиях 2016 года, когда на тридцатилетие чернобыльской катастрофы власти Украины не пустили кубанскую делегацию в страну, не дали встретиться старым друзьям, не позволили поклониться памяти тех, кто ценой своей жизни спасал саму жизнь от смертоносного атома.

— Бог с ними, — размышляет сегодня чернобылец Дворников, поправляя на груди награды, где знак от украинских друзей красуется рядом с орденом Мужества. — То всё были политические игры. Рано или поздно они уйдут в прошлое. Важно то, что совершили тысячи ликвидаторов аварии на ЧАЭС. А это  настоящий подвиг, который неподвластен ни времени, ни политике.

Повестку из военкомата Дворников получил в январе 1987 года. К тому времени многие туапсинцы уже вернулись из зоны чернобыльской катастрофы. В народе, хотя и не открыто, много говорилось об аварии, о последствиях радиационного заражения, о том, чем грозит оно ликвидаторам. Александр Меркурьевич наверняка знал, что вскоре и ему предстоит отправиться в зону ЧС. За несколько дней до того он жене так и сказал:

— Собери чемодан в дорогу, приготовь из еды чего-нибудь. Пора и моя настала.

В то время Дворников работал мастером лесозаготовок Гойтхского леспромхоза. За его плечами была срочная служба в зенитно-ракетных войсках и учёба в Ростовском техникуме железнодорожного транспорта по специальности энергетик, где получил широкие познания из области применения мирного атома.

Александр Меркурьевич прекрасно осознавал опасность предстоящей командировки, но был спокоен. В свои 39 лет он сумел пройти большой путь, пожить интересной и насыщенной жизнью. Рядом были дорогие ему люди: любящая жена Елена и двое детей — сын Александр и дочь Татьяна. Дворникова знали в селе и в районе, уважали, доверяли.

Родился Александр в 1948 году в посёлке Горном, тогда ещё станция Гойтх. Там же пошёл в железнодорожную школу, потом в чайсовхозовскую. Летом помогал совхозу убирать чайный лист, повзрослев, работал на чайной фабрике. По окончании школы трудился механизатором в животноводческой бригаде. С 1968 по 1970 годы служил в армии и был примером товарищам, награждён командованием медалью «За воинскую доблесть».

По возвращении домой устроился на железную дорогу энергетиком тяговой подстанции, одновременно получая образование в железнодорожном техникуме.  Вот тогда-то его — общительного, грамотного, делового, энергичного приметили в райкоме комсомола и рекомендовали на ответственный пост. В один из дней 1975 года Александра Меркурьевича пригласил председатель Туапсинского райисполкома Борис Иванович Круглов и настоятельно предложил перейти на работу в Шаумянский сельский Совет. Дворников согласился.

То были очень плодотворные годы. Говоря о них, Александр Меркурьевич вспоминает, что жизнь в северной части Туапсинского района тогда била ключом. Велось большое строительство железнодорожного тоннеля, на подъёме был Гойтхский леспромхоз. На работу приезжало много молодёжи, образовывались молодые семьи, рождались дети, ещё были живы многие участники Великой Отечественной войны, со всего Советского Союза приезжали на места боёв защитники Туапсе, велась большая  патриотическая работа с ветеранами. В центре всех событий и в курсе всего был председатель сельсовета.

В один из дней к нему подошёл начальник тоннельного отряда Прокудин, с которым Дворников был хорошо знаком. Тоннельщики, имея технику и материалы для строительства, всегда шли навстречу местным властям. Восстановили школу в Островской Щели, завезли блоки на строительство детского сада в Шаумяне. И вот теперь Прокудин рассказал, что с завершением  строительства лысогорского тоннеля их организацию переводят в Минск на строительство метро. Но пока они здесь, могут помочь в строительстве больницы в Шаумяне.

— Только место предоставьте, и мы начнём, — заверил начальник строительного отряда.

Посоветовавшись с главврачом, Николаем Владимировичем Кеслером, Дворников организовал на субботник жителей, а Кеслер мобилизовал медперсонал. За два дня были разобраны старые корпуса больницы и подготовлена площадка, на которой тоннельщики в короткие сроки возвели первый этаж нынешней шаумянской ТРБ № 3.

Правда, вместо благодарности и председатель сельсовета, и главврач получили по выговору. За самоуправство… Дело в том, что больницу планировалось строить в Кривенковском. Но Дворникова реакция районной власти не смутила. Ему важнее была оценка простых людей, он всегда старался быть в гуще народа.

Люди старшего возраста помнят, как в советские годы на уборку урожая в совхоз бросали все силы, включая школьников, студентов, работников бюджетных организаций.

В один из таких дней председатель совхоза Александр Богус объявил, что назначает премию — здоровенного быка тому, кто больше других наломает табака. В борьбу за победу включилась лучшая табачница края Ева Кеворковна Нагапетян. Ей в соперники вызвался Александр Дворников. Многие опытные сборщики табака были уверены в проворности Евы. Молодёжь поддерживала Александра. И он таки победил. При взвешивании оказалось, что председатель сельсовета наломал табака на 7 кг больше.

А как же премия? Не долго думая, Александр решил, что его победа — прекрасный повод отметить праздник урожая. Все, кто в тот день трудился на поле, по окончании работы собрались за одним большим столом.

Ещё одним ярким эпизодом из того же периода времени был приезд в Шаумян заведующего отделом сельского хозяйства ЦК КПСС. Высокое начальство сопровождала целая свита партийных работников краевого и районного уровня. Шаумян, наверное, ещё никогда не видел такого количества машин, одновременно заполонивших улицы села. Но московский гость потребовал разъехаться всем и оставил только Дворникова.

— Ты председатель, ты в курсе всего, всё и расскажешь, — рассудил он.

И оказался прав. Александр Меркурьевич прекрасно справился со своей задачей, показал и рассказал, как живёт глубинка, какие у села перспективы, в чём нуждаются и на кого надеются жители.

Завотделом остался доволен увиденным, уезжая, Дворникова похвалил. А первый секретарь Краснодарского крайкома КПСС С.Ф. Медунов лично распорядился поощрить председателя сельсовета премией в тройном размере.

В должности председателя сельсовета Александр Дворников оставался два созыва. А после ему в райисполкоме приказали взять под руководство райпотребсоюз, на что он ответил решительным отказом, получил строгач по партийной линии и ушёл на работу в Гойтхский леспромхоз. 

В январе 1987 года, как Александр Меркурьевич и полагал, повестка из военкомата не заставила себя ждать. Сначала туапсинцев доставили в Динскую, где формировался кубанский полк, а затем в селение Новая Радча на границе чернобыльской зоны. Разместили в палатках. На работу возили машинами.

Партия и правительство постановили, что к юбилею Октябрьской революции 7 ноября нужно запустить в работу третий реактор Чернобыльской АЭС. На выполнение  этой задачи были брошены огромные силы и средства.

Крышу третьего реактора  от графита чистили «аисты» — так называли ликвидаторов, работавших в самом опасном, после четвёртого реактора, месте на АЭС. Там смертельную дозу облучения люди получали буквально за считанные секунды. Тех, у кого рентгены зашкаливали, с крыши снимали и отправляли на менее опасную работу по дезактивации местности, потом на лечение в госпиталь, затем в санатории.

За Дворниковым закрепили подвал третьего реактора. Люди, работавшие там, менялись каждый день, и нужен был кто-то, знающий расположение АЭС, кто мог их расставлять по местам, а по окончании работы собирать дозиметры, подсчитывать количество полученных рентген, вести учёт. Эта работа и была доверена Александру Меркурьевичу. Так и получалось, что рядовые ликвидаторы, укладывавшие свинцовую сетку и заливавшие бетон, находились в критической зоне не больше 30 секунд. Время, проведённое в ней Дворниковым, никто не считал. Долгое время заменить его было некем, и он оставался на своём посту.

За 40 дней, которые провёл в зоне ЧАЭС, Дворников видел многое, был свидетелем как беспримерного мужества и небывалого патриотизма, так и ничем не оправданного безрассудства. Чего греха таить, были такие, кто не верил в «сказки о смертоносном атоме», не соблюдал меры предосторожности, не дорожил своим здоровьем. Но и тех, кто понимал всю серьёзность ситуации, от всепроникающей радиации не спасала ни свинцовая защита, ни маска, ни полная смена одежды, ни тщательная дезактивация.

К концу командировки доза радиации, полученная Дворниковым, превышала допустимую в пять раз.

Родина высоко оценила заслуги Александра Меркурьевича, наградив его орденом Мужества. Но работа в опасной зоне не могла не сказаться на его здоровье. Врачи направили Дворникова в Сочи в радиологический центр, где исследования показали у него лучевую болезнь. Жить ему  оставалось месяц или чуть больше.

Но не из того теста вылеплен Александр Дворников, чтобы так легко сдаться. Он прислушался к советам шаумянских старожилов, испытал на себе всю мощь народной медицины и победил смерть.

По выздоровлении он вернулся к прежней активной трудовой и общественной жизни. До выхода на заслуженный отдых работал в Гойтхском леспромхозе, заочно закончил лесохозяйственный институт, трудился лесничим Георгиевского лесничества, был депутатом Совета поселения, председателем ТОС. В этом году Александру Меркурьевичу исполнилось семьдесят лет. Он и сейчас продолжает работать, участвует в субботниках, в патриотических мероприятиях, ведёт воспитательную работу среди детей, рассказывая о прошлом, о трагедии в Чернобыле  и о героизме людей, победивших взбесившийся атом.

Лидия НИКОЛАЕВА