ПОЛЬСКИЙ ТУАПСИНЕЦ

31

В свете приближающегося Дня города «Черноморье сегодня» открывает новую рубрику, в которой будет рассказывать о жителях города, которые стали туапсинцами не по рождению, а переселившись сюда, уже будучи вполне взрослыми.
Таких людей немало, их судьбы часто интересны, и их взгляд на Туапсе по понятным причинам несколько иной, нежели у коренных жителей. Хотя нередко они уже и не представляют себя вне этого города.

А начнем мы с совсем необычного горожанина – настоятеля прихода Петра и Павла Римско-католической церкви отца Яцека. Его родина – Польша. В Туапсе он с 2012-го года и за это время уже сроднился с этим городом.

О том, что в Туапсе больше мира и тишины, чем в других городах
– До того как приехать сюда, я уже жил в России: служил в Сочи, а потом в Анапе. Мне нравилось там, но в Туапсе больше тишины, больше мира. Может быть, здесь не так много шикарных магазинов и прочих атрибутов большого города, зато есть время остановиться, подумать, поговорить. Гости из других мест, которые приезжают к нам в храм, смотрят на нашу улицу и удивляются: «Да тут как в деревне!» (церковь расположена на улице Дзержинского, вокруг только частные дома – В.Б.). И тогда я показываю им центр – они говорят: «Ого! Два шага, и уже красивый город!». Ещё я своих гостей вожу на оба пляжа, на скалу Киселева. А самому мне очень нравится горпарк – прекрасный, тихий, маленький, чистый – с его роялем, из которого растут цветы, с расставленными на клумбах картинами, с беседкой, телевизором, из которого можно взять книжку и почитать на скамейке. Я такого нигде не видел.
Если брать деканат Краснодарского края, а это ещё Анапа, Краснодар, Сочи, то Туапсе – в самой серединке, удобнее всего собираться именно здесь, что мы часто и делаем.
Мой друг священник, который жил в пятистах метрах от меня в моём родном городе Венгрове, служил в Сочи, помогал жителям Абхазии в нелегкие 90-е годы. Я навещал его и ещё до переезда в Россию кое-что о ней знал. Сам, когда служил в Сочи, тоже немного занимался помощью Абхазии. Вообще, людям в Польше интересно, что происходит в России, и меня на родине всё время спрашивают: что там, как там? Разногласия разногласиями, но люди хотят дружить.

О том, как отец Яцек завоевал двенадцать олимпийских медалей
– Во время Олимпиады в Сочи я был единственным католическим священником из России, который был аккредитован на Играх. В часовнях и исповедальнях работали другие, а я всё время проводил на трибунах. У меня был пропуск на все соревнования, меня там кормили, польский комментатор, помню, подробно объяснял мне про кёрлинг – все эти щёточки, камни – очень интересно.
Постоянно подходили спортсмены – поляки, испанцы, итальянцы – и просили «Благословите, падре!» Я был не в рясе, но меня узнавали по «колорадке» – так мы называем воротничок с белым квадратиком. Сам же я болел и за поляков, и за россиян. В самом начале поляки выиграли пять медалей, это меня сильно воодушевило. Я провёл в Сочи восемь дней, хотелось бы больше, но надо было проводить службы в Туапсе и Лазаревском.
Всего я стал свидетелем двенадцати побед. Я люблю говорить, что в Сочи выиграл двенадцать золотых медалей – с некоторой помощью спортсменов. Я ведь молился за них.
Мне до сих пор нравится бывать в Олимпийском парке – иногда езжу туда с друзьями. Да и сама по себе дорога на электричке до Сочи замечательна, ехать и смотреть на море, на прыжки дельфинов – красота!

Отвечая на вопрос, чистый ли Туапсе город или не очень
– На нашей улице, где храм, довольно чисто. Постоянно приезжает мусорная машина, и соседи говорят: давайте сюда ваш пакет, я выброшу. Когда я где-то в Туапсе замечаю грязь, переполненный бак, даже удивляюсь: почему еще не убрали? Но проходит день – убирают. Всё постепенно меняется к лучшему.
Я ведь много езжу и вижу другие города. Например, Неаполь – вот там мусор так мусор! А во время забастовок его еще специально вываливают на дорогу, чтобы правительство обратило внимание. Рим – грязный город, не редкость, когда беженцы и бродяги (их очень жаль!) спят прямо в отбросах. Правда, маленькие европейские городки, скажем, тысяч десять-двадцать населения, – они просто как куколки. Люди в гости на соседнюю улицу ходят в тапочках.
До того как приехать в Россию, я побывал в столицах двадцати стран. С тех пор таких стран стало больше вдвое. Добавились Тбилиси, Сухуми, Ереван, Стамбул, Вильнюс…
Сколько языков я знаю? Кроме польского и русского – немного немецкий, учил в школе, а в России выучил ещё итальянский. Мой коллега священник был итальянец. А латынь мы изучали в семинарии. В Тбилиси во время встречи с Ионном Павлом II я читал Писание на этом языке, и мне потом было стыдно, что я мог бы прочесть лучше.

О немецком городе Шведте, ставшем недавно побратимом Туапсе
– Как вы говорите, называется город? Шведт? На границе с Польшей? Это интересно. Надо будет обязательно туда заехать. Если там есть католический храм, зайти туда. Если нет – зайти в протестантский – он-то наверняка есть. Наладить связи между молитвенными кругами. А потом, может быть, рассказать нашему мэру. На въезде в европейский город на доске с его названием часто пишут имена городов, с которыми он дружит. Это очень важно, дружба может принести много пользы.

Владимир БЕЛЯЕВ